Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Фан и юмор

Хуже казни: чем заменили братоубийство

Хуже казни: чем заменили братоубийство
Фото ucrazy.ru/onhistory.ru
Отмена "закона Фатиха" принесла жестокие новшества.

«Закон Фатиха» в Османской империи принято считать одним из самых жестоких. Узаконенное братоубийство не щадило ни кого: его жертвами становились взрослые мужчины, малолетние дети и даже беременные наложницы. По информации «Султан-тв», Мехмед III стал одним из самых запоминающихся правителей, который использовал это право: взойдя на престол он умертвил девятнадцать братьев и семерых наложниц, которые были в положении.
Отмену жестокого закона приписывают султану Ахмеду I, который, придя к власти, не убил своего младшего брата Мустафу. Однако, на смену братоубийству пришло заточение в «золотой клетке» — кафесе.

M.123ru.net

Кафес – небольшое здание рядом с гаремом, которое имело отдельный вход. Доступ туда имели только глухонемые слуги и наложницы, которые предварительно были стерилизованы. Здесь держали шехзаде, которых, по «великодушию» правящего султана, оставили в живых. Только вряд ли такая жизнь была лучше смерти: многих шехзаде здесь держали с детских лет и они не могли ни с кем общаться. Это очень сильно отражалось на психике и не оставляло шансов выйти из заточения нормальным человеком. При этом всегда оставался шанс, что кто-то из заключённых может стать новым правителем.

Так из кафеса вызволяли будущих султанов Ибрагима и Сулеймана II, так как остальные наследники погибли. Но оба испытавили огромные затруднения в жизни на воле, а Сулейман, который провел в заточения 39 лет, даже просил вернуть его обратно в кафес.

Canlidershane.net

Таким образом непонятно, что было хуже — смерть или жизнь, полная одиночества и неизвестности.

Яндекс.Метрика