Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Аналитика

«Понаехали», или тарантул в  Московском регионе

«Понаехали», или тарантул в  Московском регионе
Фото https://ds04.infourok.ru/uploads/ex/0c3c/0004c72b-c3cceac0/img26.jpg
Как говорил Авиценна - всё яд и всё лекарство      

Ядовитых пауков многие подсознательно ассоциируют со Средней Азией, откуда и прибывает в Россию большинство трудовых мигрантов.  Некоторые россияне  смотрят на бывших наших сограждан из вчера ещё «братских республик»  как чуть ли не на вышеуказанных представителей фауны, противных и ядовитых  — хотя, слава Богу, в нашей многонациональной стране такие настроения не превалируют.

Но именно тарантул (1), на удивление, кажется мне хорошей метафорой трудовой миграции. При этом —  даже не по одному, а по нескольким моментам или «свойствам»,  и данных пауков,  и трудовых мигрантов:
а) опасны ли они, если их не беспокоить;
б) опасны ли настолько, насколько это принято считать;
в) «взаимодействие» с ними больше опасно или больше полезно.

Вот что пишет в своём комментарии к одной из заметок на Фейсбуке  по данной проблеме  Координатор по ВАО Москвы, ответственный секретарь в Общественном Совете пунктов охраны правопорядка «Безопасная столица» Марина Сирота: «Москва превратилась для москвичей в азиатское гетто: каждый день поножовщина и разбой. А гостеприимство и толерантность обернулись большой беспрецедентной бедой» (2).

Скрин страницы Фб (2)

Или — Сергей Вихристюк, независимый журналист:  «В моей девятиэтажке трудовые мигранты из Узбекистана в подвале живут — с крысами, в антисанитарных условиях. Конечно же, это — угроза» (там же).

Однако, Председатель Комиссии Совета по делам национальностей при Правительстве Москвы и Председатель Комиссии по делам мигрантов, Московский Юрий Викторович, в нашем с ним интервью считает иначе:

— Можно из любой темы сделать проблему, а можно  сделать возможность, ресурс.  Ведь надо понимать — чтобы вырастить одного человека до 18 лет, это стоит от 50 тыс. долларов и выше: «кормёжка-поёжка», лечение, учёба…  То есть  приезд людей, при их правильном употреблении в обществе, представляет собой колоссальные возможности. Вот считайте: миллион человек от нас в Израиль уехало, значит, Израиль приобрёл от 100 миллиардов долларов инвестиций — просто сразу.

Соответственно, миллион человек  «прикатило» к нам в момент кризиса на Донбассе (и кризис продолжается, люди продолжают ехать), значит — инвестиции в тех же объёмах. И всего, кстати сказать, из Украины к нам прибыло не менее 5 миллионов человек, с 1991 года.  И многие из которых внесли большой вклад в развитие российского общества и экономики — значит, всё это не столько проблема, сколько возможности.

Другой момент — «больше народу, больше кислороду», вопреки прежней легенде. Когда на Земле жило миллиард человек, почитайте, как люди тогда жили, и сейчас, когда семь  с половиной миллиардов  —  уровень жизни стал на порядок выше.  Потому что люди часто творческие — изобретают, делают… Происходит рынок, товарообмен, рыночные отношения и правильная их организация — они приносят огромную пользу при правильной их организации.

Что касается связанных с людьми проблем — некоторые люди всегда их создают, даже люди очень хорошие, иногда «переклинивает» или попадают в обстоятельства. С этим надо бороться, как правоохранительным органам, так и обществу.

Здесь, опять же, проблема дозы — как говорил Авиценна, всё яд и всё лекарство. И вопрос как потоков миграционных, так  и удержания данной ситуации — и правильного использования вливающегося  людского потенциала в экономику, в том числе Москвы и всего Московского региона.

Кстати, наш регион имеет колоссальный приток, но регион ведь и живёт лучше. Что было раньше, яйцо или курица? Московский регион развивается хорошо, потому что миграционный поток сюда идёт? Или миграционный поток сюда идёт, потому что здесь хорошо?

И,  опять, то же самое касается не только квалифицированной миграции — «люди разные важны, люди разные нужны». Вопрос только в том, чтобы они были безопасны для окружающих, платили налоги, были в социуме и т.д. И чтобы остальные воспринимали их, как своих — даже при условии того, например, что у них есть, условно говоря, «армянский акцент русского языка».

— Что насчёт миграции из бывших наших братских республик,  из Азии? 

— Да, миграция из Украины особо сильно не беспокоит,  хотя они тоже совершают немало преступлений. Потому что данных людей воспринимают как своих — мы один народ, временно разделённый границами. Поэтому более резонансными воспринимаются преступления, совершаемые выходцами из  территории Средней Азии.

По данным соцопросов, более 80 процентов этих людей вообще не собираются здесь оставаться. Они приехали на «шабашку», на заработки. Кстати, зачастую они адаптированы, интегрированы —  нерусские выходцы из Киргизии, например, зачастую владеют русским языком лучше жителей многих российских регионов. Потому что там литературный язык, а у нас — как говорится, так и говорится.

Общий же поток — по Московскому региону он оценивается около 30-40 % от общего  количества приезжих трудовых ресурсов по стране. В самой Москве находится где-то четверть всех иностранных рабочих  России. А  общее количество всех рабочих в РФ — среднесрочное —  три миллиона человек.  Всего же у нас в стране до 4-х миллионов иностранных граждан находится с разными целями — работа, учёба, туризм и т.д.

В данный конкретный момент времени в Москве пребывает около 800 тыс. иностранных трудящихся. Из них — около 40 % — выходцы из Средней Азии. То есть не обязательно могут быть узбеки, киргизы, казахи.., могут быть и этнические русские, не успевшие получить русское гражданство, в силу разных причин,  например, из того же Казахстана.

Если же говорить по числу преступлений — оно снижается. Плюс надо учитывать  ещё тот факт, что люди приобретают патент и при этом все проходят дактилоскопирование – данная мера вообще является хорошей мерой по профилактике правонарушений. И плюс видеокамеры, которые уже стоят всюду.

Кстати, последние два резонансных дела, которые случились в Москве — два убийства наших людей выходцами из зарубежных стран — были моментально раскрыты по горячим следам.  То есть  наши правоохранительные органы в последнее время работают отнюдь не так, как это было ещё 5-10 лет назад.

Значит,  у нас перестали существовать запретные зоны и группы,  которых не трогали в силу разных причин. Поэтому представление о миграции,  которое было раньше, уже не совсем верное. На самом деле многое изменилось, как в законодательстве, так и в практике его применения» (ред.)

То есть из данного интервью мы ещё раз убеждаемся, что  «любая медаль имеет две стороны». Наш «докладчик», Юрий Викторович Московский,  говорит о необходимости разносторонней оценки трудовой миграции и, самое главное, делает важный акцент – новые люди означают новые возможности. 

А вот и мнение  учёных из США к нашей вышеуказанной метафоре «подоспело» – они «полагают, что химическое соединение, которое содержится в яде тарантула, может способствовать предотвращению некоторых сердечных расстройств, являющихся причиной инсульта. А ещё, «в ходе экспериментов на кроликах в университете штата Нью-Йорк, выяснили, что экстракт яда тарантула нормализует работу сердца при сильной аритмии» (3, ред.)

Возвращаясь же проблеме трудовой миграции — я уверен, что её, тактическую по своей сути, необходимо рассматривать ещё и в общем контексте стратегической целивосстановления России как могущественного многонационального государства.

Хотя бы потому, что, с одной стороны, миграция и русский язык, который здесь улучшат для себя мигранты, а также получение нашего образования и желание многих эмигрантов стать гражданами России — это пресловутая уже «мягкая сила«, которая  помогает сближению и нашему влиянию на соседей.

С другой же стороны, мы вынуждены снова стать сильными  ещё и потому, что наши глобальные враги-конкуренты, ранее уже неоднократно видевшие проявление силы Руси-Российской империи-СССР-России — совсем даже «не мягкой», в ответ на свою агрессию — не позволят нам быть слабыми.   «Лидерство, единожды завоеванное, приходится постоянно подтверждать» (4).

Сильными же мы будем ещё и тогда, когда в любом явлении, в том числе многонациональных и межгосударственных отношениях,  научимся видеть и использовать их положительные моменты. Когда, отбрасывая ксенофобские инстинкты и стереотипы,  не забывая при этом об осторожности, с теми же трудовыми мигрантами будем терпеливы и благожелательны.

Ведь их действия, как, например, и яд тарантулов, могут быть неприятными и болезненными, но не настолько  угрожающими, как зачастую считается – и яд не смертельный, и опасность эмигрантов (у нас в стране) зачастую преувеличена.

К тому же, они  могут быть и весьма  полезными: яд — предотвращает сердечные расстройства;  мигранты — решают проблему острой нехватки трудовых ресурсов по отдельным отраслям.

Или другая аналогия трудовых мигрантов, уже не с ядом, а самим тарантулом — если сильно  беспокоить, может укусить, а если отнестись  с добром, будет живой и тёплой, мохнатой игрушкой на ладони…

«Мерзко»: Захарова заявила о деградации СМИ. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика