Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Насилие семейно-бытовое, или над всеми нами, над Россией?

Насилие семейно-бытовое, или над всеми нами, над Россией?
Фото https://pbs.twimg.com/media/D3dOswLWAAEWgxd.jpg
И снова наши внешние и внутренние враги пытаются нанести совершенно разрушающий удар по российской семье и нашему обществу законопроектом «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации»

Об этом, невзирая на огромную свою занятость, согласился поговорить с нами профессор Владимир Пантин- кандидат политических наук, доктор философских наук, Действительный член Российской Академии политической науки (2008) и Лауреат золотой медали Н. Д. Кондратьева 2014 года «за выдающийся вклад в развитие общественных наук». А ещё, из недавнего — автор весьма важной, нашумевшей статьи «России надо готовиться к войне» (апрель 2019 г.)…

— Добрый день, уважаемый Владимир Игоревич. Спасибо, что согласились поговорить с нами по законопроекту «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» и всему, что с ним связано.

Да, добрый день. Спасибо вам, что понимаете значение данной темы. О ней надо говорить и говорить, пока мы окончательно не похороним этот законопроект – угроза его принятия, увы, всё ещё наличествует.

Надо понимать, что законопроект, в его нынешнем виде, крайне опасен для российской семьи, а значит, для настоящего и будущего российского общества и государства. Потенциально он затрагивает практически всех граждан России.

Более того, от принятия или непринятия законопроекта в его нынешнем виде, во многом зависит даже целостность российского общества и государства, даже обороноспособность России.

И ещё надо прямо сказать — данный законопроект, к сожалению, дискредитирует российскую власть в глазах нормальных людей. А это весьма чревато — тем более что происходит в нынешних тяжелых условиях уже идущей против нас гибридной, в том числе информационной войны, в которой нашу власть пытаются показать крайне враждебной всем россиянам.

— Владимир Игоревич, но в этом году произошло нечто необычное. Ведь 15 января 2020 года, в Послании Федеральному собранию, Владимир Путин заявил ещё и о грядущих изменениях Конституции РФ – в том числе, чтобы снова, как в СССР, установить главенство наших законов по отношению к международным. А поскольку законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия…» является где-то калькой с аналогичных западных законов, то, насколько я вижу по СМИ, «тема» с ним как бы успокоилась. Сложилось впечатление, что законопроект «задвинули на дальнюю полку».

На самом деле нам только кажется, что законопроект «задвинули» — «псевдо-либералы-западники» горят желанием взять хотя бы какой-то реванш, как раз в связи с грядущими изменениями по Конституции РФ. Понимая, что с ними они резко теряют свои позиции, данные «персонажи» используют вышеуказанный законопроект ещё и как психологический компенсатор для себя, своих сторонников и кураторов.

На днях ярый лоббист законопроекта Оксана Пушкина (можно только догадываться, почему она так сильно заинтересована) снова заявила, что рабочая группа по законопроекту продолжила работу, и его внесут в Государственную Думу в ближайшее время.

Причем, по довольно обоснованным слухам, будут даже несколько вариантов законопроекта, от самого про-западного (как мы понимаем, с засильем подходов ювенальной юстиции и так называемых ЛГБТ-ценностей) , до самого умеренного.

А ведь многие наши сограждане до сих пор не понимают сути того, что происходит по законопроекту, в связи с ним и вокруг него. Надо чётко осознавать — данный проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» предназначен отнюдь не только для любителей бить женщин и детей, и не только для их жертв.

Главная его цель использовать проблему домашнего насилия (которая, кстати, во многом преувеличена и к тому же ощутимо снижается, вместе с уменьшением пьянства в стране), для своих «либерастических» планов. Тех самых, которые подрывают не только целостность российского общества, но и душевное спокойствие наших семей, их крепость и способность сопротивляться деструктивному воздействию извне.

И, увы, до нашей полной победы пока ещё очень далеко.

— Владимир Игоревич, в связи с данным законопроектом я слышал о некоторых непривычных терминах, которыми он оперирует — «угроза причинения психического страдания», «угроза причинения имущественного вреда»…

Да, как раз эти термины! Здесь мы уже приближаемся к сути проблемы — основные понятия законопроекта (статья 2 «Основные понятия»), имеют во многом ключевое, основополагающее значение. Или, точнее, особую вредоносность.

Читаем: «Семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Но что такое «психическое страдание», и тем более угроза его причинения? Кто, какие юристы, психологи, педагоги и медики, придумали «психическое страдание», и как его определить, доказать, верифицировать?

А ведь след идет к известной «Стамбульской конвенции», которая открыла дорогу не только «психическому страданию» и ювенальной юстиции, но и однополым бракам, ничем не регулируемой активности ЛГБТ-сообщества и прочим «достижениям» западного «прогресса».

Даже на самом Западе признают это — так, по словам американского социолога и психолога Пола Кэмерона, Стамбульская конвенция занимается продвижением гомосексуализма по всему миру.

То есть мы, с «помощью» наших «псевдо-либералов-западников», продолжаем бодро и весело заимствовать «чудеса западного мира».

И здесь очень важно прояснить, что представляет собой «психическое страдание» и «угроза причинения психического страдания».

Может быть, это когда один из родителей неодобрительно смотрит на кого-то из своих детей или повышает голос? Ведь ребёнок наверняка при этом испытывает «психическое страдание».

Домашний криминал — Александр Горваруков * ИА Regnum https://regnum.ru/uploads/pictures/news/2019/12/09/regnum_picture_15758416241603736_normal.jpg

Или, может, «психическое страдание» — это когда родители требуют от ребенка, ради сохранения его здоровья и психики, в конце концов, оторваться от гаджета и пойти спать? В этом случае ребенок тоже испытывает «психическое страдание», и вполне можно говорить о «нарушении его прав».

Или же угроза причинения «психического страдания» — это когда родители говорят своему ребёнку, чтобы он лучше учился, читал книги, занимался спортом, а не пялился целыми днями в гаджет и не играл по ночам в компьютерные игры?

В общем, снова сплошное «психическое страдание» — которое, если его абсолютизировать, исключает родительское, воспитательское влияние «на корню».

Ведь не придумало ещё человечество других методов воспитательского воздействия, управления людьми, кроме «кнута» и «пряника» — если сделал неправильно, наказать (хотя бы явно выраженным неодобрением), а если правильно, то наградить. Убеждение же – это к взрослым или практически взрослым людям, да и воздействие будет совершенно другого уровня восприятия.

Или — что такое «угроза причинения имущественного вреда»? Именно «имущественного вреда», а не «имущественного ущерба» — последний можно хоть как-то измерить и оценить, в отличие от «имущественного вреда», который является совершенно неопределенным понятием.

Например, когда родители не дают или грозят не дать ребенку карманных денег — это «причинение имущественного вреда» или «угроза его причинения»?

Совсем ведь не исключено, что ребенок быстро сообразит, благодаря закону (если он будет принят): из папы и мамы можно выкачивать сколько угодно денег, и никто теперь из родителей не посмеет ему нанести «имущественный вред».

Или когда папа не даёт маме, кроме своей зарплаты, и остальные деньги или материальные блага, заработанные в своё время ещё его родителями, дедушкой и бабушкой?

Мама ведь тоже может посчитать это «причинением имущественного вреда» — и, согласно предложенному законопроекту, обращаться во все судебные инстанции, ко всем органам власти и некоммерческим организациям, в том числе зарубежным.

Но… только где здесь будут семья и семейные отношения, отношения любви и взаимоуважения? Так можно очень далеко зайти, когда от семьи ничего уже не останется.

— Владимир Игоревич, скажите, пожалуйста, кого наиболее конкретно из нашего общества затрагивает вышеуказанный законопроект?

Данный законопроект предназначен отнюдь не только для любителей бить женщин и детей, а также для их жертв; прямо или более косвенно, он касается всех нас. Поясним, почему этот законопроект в его нынешнем виде очень сильно затрагивает интересы буквально каждого гражданина России.

Вот, читаем в той же статье 2: «Лица, подвергшиеся семейно-бытовому насилию — супруги, бывшие супруги, лица, имеющие общего ребенка (детей), близкие родственники, а также совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство иные лица, связанные свойством, которым вследствие семейно-бытового насилия причинено физическое и (или) психическое страдание…»

Обратим внимание на то, что в такой «замечательной», малограмотной формулировке имеются в виду не только совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство супруги, бывшие супруги или таинственные (по-видимому, никогда не состоявшие в браке) «лица, имеющие общего ребенка (детей)», а также их близкие родственники.

Данные супруги, бывшие супруги или близкие родственники могут вообще не проживать вместе и не вести совместное хозяйство, жить раздельно лет двадцать и даже не встречаться друг с другом, а лишь изредка переговариваться, например, по телефону или по электронной почте.

Но при этом они всё равно могут быть «лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию» (например, испытать «психическое страдание» по телефону от бывшего супруга или близкого родственника) — либо быть «лицами, причинившими психическое страдание». А заодно и причинившими «имущественный вред» — например, когда не дают бывшей супруге, ребенку от бывшего брака или близкому родственнику деньги, автомобили, яхты и т.п.

Причём этот абсурд прямо вытекает из приведенной выше формулировки, содержащейся в предложенном законопроекте. Потому что нужно было хотя бы написать: «Совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство супруги, бывшие супруги» и далее по тексту.

И дело здесь не только в крайней неряшливости, безграмотности и (или) небрежности составителей законопроекта. Это именно расширительное толкование «лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию» и, соответственно, «лиц, совершивших семейно-бытовое насилие». И такое толкование нужно для того, чтобы никто из граждан России не мог «отвертеться», вырваться «из лап» будущего закона.

http://www.tumenpro.ru/wp-content/uploads/2016/03/yustitsiya-e1458546866767.jpeg

Ведь все люди — это или супруги, или бывшие супруги, или чьи-то близкие родственники (в том числе дети). Или «иные лица, связанные свойством» совместного проживания или непроживания — и, следовательно, они подлежат действию законопроекта в его нынешнем виде. Так что, как мы видим, этот законопроект действительно касается и затрагивает жизненные интересы всех и каждого.

— Владимир Игоревич, возможно, стоит теперь поговорить и о так называемой «профилактике семейно-бытового насилия», и на кого именно она будет возложена?

Обязательно! Ведь термин «профилактика», который постоянно фигурирует в тексте законопроекта, совершенно казуистический, даже иезуитский, нельзя допустить, чтобы россиян и российское государство обманули с его помощью.

Под «профилактикой», как следует из той же статьи 2, понимается целый «комплекс правовых, экономических, социальных, медицинских, психологических, педагогических мер», направленных на «выявление и устранение причин и условий возникновения семейно-бытового насилия».

Обратим внимание на то, что на первом месте стоят «правовые меры», включающие вмешательство органов внутренних дел, прокуратуры и проч., и проч., а также судебные разбирательства и приговоры.

Поскольку же главной причиной и условием возникновения «семейно-бытового насилия» является сама семья, то легче всего устранить семью как таковую. Что, в итоге, и будет сделано, если проект закона удастся актуализировать, ввести в ранг действующих.

Но рассмотрим более конкретно всех этих «прочих». В статье 5 законопроекта «Субъекты профилактики семейно-бытового насилия» как раз идёт речь о тех, кто осуществляет данную профилактику, в том числе выступает «грозным карающим мечом правосудия».

И… кого только нет среди этих «субъектов»! Здесь и органы внутренних дел, и федеральные органы исполнительной власти в сфере труда и социальной защиты населения — по-видимому, все федеральные министерства и ведомства, поскольку «социальной защитой населения» у нас так или иначе занимаются все. А также органы прокуратуры, и Уполномоченный по правам человека, и Уполномоченный по правам ребенка, и органы государственной власти субъектов РФ.

https://www.proza.ru/pics/2012/10/03/1302.jpg

А ещё органы местного самоуправления, и кризисные центры для лиц, подвергшихся насилию, и центры социальной помощи семье и детям, и центры психолого-педагогической помощи населению, и центры экстренной психологической помощи, и все медицинские учреждения…

И, наконец (обратим повышенное внимание!), общественные объединения и иные некоммерческие организации, осуществляющие деятельность в сфере профилактики семейно-бытового насилия. В том числе, как следует из законопроекта, международные феминистские, ЛГБТ и иные организации, иностранные агенты и др.

В том числе пресловутые уже НКО — некоммерческие организации, «тихой сапой» проводящие в подчинённых странах зачастую враждебную этим странам политику своих государств…

Кстати, даже предприниматели (то есть и корпорации вроде «Роснефти» и «Газпрома»?), как следует из законопроекта, также занимаются профилактикой семейно-бытового насилия.

Хотя, скорее всего, имеются в виду «предприниматели» особого рода. Которым, как в Швеции, Финляндии, Дании и других странах с «ярко цветущей» ювенальной юстицией, государство даёт зарабатывать на детях, изъятых под надуманными поводами из нормальных консервативных семей, и прочих подобных человеконенавистнических «услугах».

Иными словами, профилактикой семейно-бытового насилия занимаются практически все органы государственной власти всех ветвей и всех уровней — и другие организации, к нашей власти не имеющие совсем никакого отношения. Не хватает только Федеральной пожарной службы, вместе с МЧС, Министерства Обороны и Уполномоченного по правам предпринимателей.

То есть законопроект позволяет вмешиваться в дела семьи кому только угодно — нигде в законопроекте не сказано, что это могут делать только российские органы власти и российские общественные организации!

И, конечно, могут вмешиваться такие иностранные организации, как, например, суд по правам человека в Гааге и другие международные суды. Это для наших «персонажей», похоже, тоже весьма ценно.

В общем, можно и дальше перечислять нелепые, бесконечно расширительные, безграмотные и опасные формулировки законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия в РФ», но ещё большой вопрос, стоит ли — вполне достаточно и имеющегося.

https://pbs.twimg.com/media/EMVy0U_WkAMzT9k.jpg

— Спасибо, уважаемый Владимир Игоревич, всё это очень интересно. И, согласен, потенциально весьма опасно, в случае принятия вышеуказанного законопроекта. Но приходится уже заканчивать наш разговор. А как бы Вы «подвели черту», какие выводы нам всем стоит сделать?

Вывод может быть только один: вышеуказанный законопроект в его нынешнем виде не просто содержит нелепости и составлен весьма небрежно, он крайне опасен для российской семьи, а значит, для всего настоящего и будущего российского общества и государства. Он прямо раскалывает российское общество и делает семью беззащитной от вмешательства кого угодно.

И надо понимать — законопроект готовился кулуарно, узкой группой единомышленников, не принимавших никакие доводы других заинтересованных сторон. Поэтому никакие «общественные слушания», будь они проведены в более ускоренном или более замедленном темпе, ничего в нем не изменят по существу. Законопроект не только сырой и безграмотный в его нынешнем виде — он чреват самыми опасными и непредсказуемыми последствиями.

Есть хорошая, проверенная опытом пословица: «Семь раз отмерь — один раз отрежь». Нам же предлагают резать по самой живой, самой деликатной, самой чувствительной — и при этом самой важной для судеб российского общества и государства их частице! — по семье. Которая, как никто другой, невероятно важна для судеб всех наших людей и всей нашей страны.

Ведь, как это понятно любому здравомыслящему человеку, без нормальной, крепкой семьи нет ни общества, ни государства. Нет ни нормальных детей, ни нормальных людей, способных защищать Родину.

Наши же «псевдо-либералы-западники» предлагают нам сделать ещё одну, очередную попытку — во что бы то ни стало понравиться Западу. И это при том, что и наш недавний исторический опыт (90-ых годов 20 века), и наше понимание донельзя прагматической, фальшивой и подлой сути Запада, однозначно подсказывает – во-первых, всё равно не понравимся. И, во-вторых – подобное не нужно и даже крайне вредно для нас.

Поэтому давно назрело понимание, что пора прекратить создавать новые расколы в российском обществе. В данном случае — расколы между родителями и детьми, мужчинами и женщинами. И — между сторонниками традиционной семьи и её противниками, но как бы поборниками либеральных ценностей. Теми из них, кто ещё не успел, кто пока не является конкретно «проплаченным» оружием наших внешних врагов, против нашего государства и нашей сути.

А насчёт борьбы с физическим насилием в семье… Оно действительно существует, закрывать глаза на такое позорное явление тоже не надо. Но для данного противодействия достаточно и существующих законов, нужно лишь как следует их исполнять. Ведь, как уже издавна повелось на Руси, в Росии, Российской империи, СССР, России – законы у нас в основном правильные, но правоприменительная практика традиционно хромает…

А если «борцам» с насилием в семье так уж необходим новый закон, можно, наверное, рассмотреть и его, особый закон о профилактике физического насилия в семье – по крайней мере, рассмотреть.

Но только он должен быть нормальным, то есть уже без всякой про-западной фальши и казуистических «обманок» — типа «причинения психического страдания», «причинения имущественного вреда», «угрозы причинения психического страдания» и тому подобных бесконечно неопределенных понятий.

Потому что всё это реально может «открыть ящик Пандоры» и сделать лекарство существенно хуже самой болезни.

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика